.

Великая Россия поднимается с колен

1991 год – время важных перемен

Трамвай на перекрестке  Троицкого  проспекта  и улицы  Поморской. Фото: area29.ru Трамвай на перекрестке Троицкого проспекта и улицы Поморской. Фото: area29.ru

Давно уже забыли мы про трамваи на улицах Архангельска. А давайте вспомним об этом экологически привлекательном общественном транспорте.

Рельсы проиграли асфальту

Как следует из информации нашей газеты от 26 июня 1991 года, в день 75-летия трамвайного движения, железнодорожные линии в черте города насчитывали 56 километров. По ним звенели 98 вагонов, каждый из которых выполнял 17–18 рейсов по своему маршруту. На трамвайных линиях ежегодно менялись 2 километра контактного провода и километр рельсов и шпал. Ежедневно перевозились 173 тысячи пассажиров. Тогда в трамвайно-транспортной системе работали 500 человек, в том числе 140 водителей.

А появились у нас первые восемь трамвайных вагонов, как писал дореволюционный «Архангельск», 12 июня по старому стилю 1916 года. Открывала движение городская верхушка: начальник губернии, городской голова, чиновники. Курсировали трамваи по Троицкому проспекту от Урицкого до Кузнечихи. Этот маршрут проложили за два года. Депо в районе пересечения улицы Ильинской с ленинградским проспектом сохранилось до сих пор. Теперь там магазин мебели. Один городской голова открыл трамвайный круговорот, а другой – закрыл. Хотя поначалу, как говорится, ничто не предвещало...

Выигравший в начале нулевых выборы мэра Олег Нилов в тронной речи для СМИ заявил, что отвергает поползновения ликвидировать трамвайное сообщение. Кто подступал с этим предложением, он не обозначил. Но в конце правления Нилова под предлогом того, что вибрация от вагонов разрушает асфальт, трамвайное движение быстро и в короткие сроки уничтожили.

Неизвестно, кто нажился на продаже сопутствующего железа на металлолом, зато известно, что выиграли от разорения трамвайной инфраструктуры автобусные перевозчики. Хотя, как говорят сведущие люди, трамваи можно было оставить в Соломбале и на маршруте от Урицкого до Фактории. А вот в центре Архангельска железная дорога действительно была без надобности и только мешала интенсивному движению. Следом был изжит и троллейбус. В результате асфальт крепче от этого не стал.

Виражи советского бизнеса

А вот то, что в Архангельске не слышно о доморощенных волшебниках-экстрасенсах, радует. Между тем в 1991 году при Архангельском лесотехническом институте (АЛТИ) действовало целое малое предприятие «Эйдос» по подготовке кудесников с курсами парапсихологии, биоэнергетики и техники саморегуляции. На курсах слушатели изучали аж двенадцать дисциплин и три различных способа лечения биоэнергетикой. Один из участников «Эйдоса», обозначив себя экстрасенсом международного класса, призывал горожан не верить заезжим конкурентам, ставящим на глаз неверные диагнозы, а значит, и лечащим не то, что надо бы.

Очередной материал из жизни архангельских предприятий касался Архангельской (Уемской) птицефабрики, которая столкнулась с резким повышением цен на корма. Выход видели в мелиорации принадлежащих фабрике земель, выращивании своих кормов. Поголовье птицы составляло миллион штук. Зарплата – 280 рублей. Сводить концы с концами работникам помогало подсобное хозяйство предприятия: 300 голов скота. Молоко и мясо поступали в свою школу, детсад и столовую. Планировалось построить новую ферму на 200 голов и провести реконструкцию старой. Фабричная столовая, как отметила корреспондентка газеты, по разнообразию блюд оставляла далеко позади городские рестораны.

Но кризисные веяния касались не только госпредприятий. Кооперативы тоже поймали волну неудач, вызванную излишним госрегулированием советской экономики. Например, производитель мебели «Эврика» столкнулся с дефицитом материалов, которые надо было заказывать централизованно, и пришлось отправлять работников в отпуск.

В 1911 году летом «Архангельскъ» писал: «На полях за городским кладбищем появился гигантский цыганский табор. Такого скопления цыган даже старожилы не помнят».

Дорогу новой власти

Продолжали кипеть политические страсти. «Коронация» в Президенты России Бориса Ельцина была встречена читателями на ура. Один из материалов от очевидца церемонии венчания на царство Бориса Николаевича назывался «Великая Россия поднимается с колен». Разочарование монопольным правлением коммунистов было обратно пропорционально вере в первого президента страны. Рядовые члены Коммунистической партии Советского Союза (КПСС) писали огромные статьи с критикой партийных реальностей.

«О преимуществах бесплатного образования тоже ходят легенды, – вносил свои пять копеек в разоблачение собственной партии Н. Лукьянов. – Достаточно посмотреть на наши учебные заведения и на их техническое оснащение, особенно на селе. Одно слово – нищета. И это вполне характеризует народную сущность политики КПСС. Еще одно «завоевание» – система государственного распределения. Тут трудящиеся задолго до перестройки поняли, что это система тотального жульничества и злоупотреблений».

И тут же бывший оперативник милиции времен Сталина–Хрущева действующий дворник В. В. Кукушкин рассказал «Архангельску» о том, как пропадал в недрах райкомов КПСС компромат на видных коммунистов. Тогда такие материалы по инструкции было положено отправлять в партийные органы, а не следственные. Но последние политические реалии оценивал бывший милиционер более объективно.

«Не умеет пользоваться гласностью наш народ, – заявил он газете. – И демократией тоже. Все воровать кинулись, страну растаскивать. Раньше только коммунисты воровали, а сейчас все кому не лень. Работать не хотят».

А инженер-наладчик Соломбальского ЦБК Владимир Григорьевич Благовещенский в свою статью о провале половинчатого перестроечного подхода к экономике и о необходимости рыночных отношений в пику государственным производственным монополиям тоже закончил пассажем, актуальным до сих пор: «Но сколько же мы будем судить-рядить? Когда жить по-людски станем?»

arh08 17 03 d0dde

Фото: wordpress.ru

Августовский ГКЧП (Государственный комитет по чрезвычайному положению) «Архангельск» встретил решительно на стороне Президента РСФСР, свои указом объявившего действия заговорщиков комитета антиконституционными и запретившего на территории республики исполнение их указаний.

«События складываются так, что, возможно, этот номер «Архангельска» не будет допущен к читателю, – звучало в заметке на первой полосе в номере за 21 августа, названной «Черный понедельник». – Об этом нам ясно дали понять должностные лица областного уровня, зондируя, какого рода публикации готовятся в газету на тему новой власти в стране. В центре города отбор номеров уже произведен. Сегодня у каждого из нас экзамен на порядочность. Руководство российской компартии, как и следовало ожидать, поддержало хунту. Областное советское начальство предпочитает не высовываться и нижестоящим структурам активничать не рекомендует».

Но за газетой в качестве учредителя стоял Архангельский городской Совет народных депутатов во главе с Александром Ивановым.

А совет и публично его председатель поддержали руководство РСФСР и выступили против ГКЧП. Кстати, Иванов стал единственным видным руководителем в городе и области, сразу обозначившим свое негативное отношение к ГКЧП.

Продолжение следует...