.

Игорь Гостев: «Наше адмиралтейство шло в ногу со временем»

Продолжаем разговор об отечественном судостроении с заведующим отделом военной истории Архангельского краеведческого музея

Игорь Гостев: «Наше адмиралтейство шло в ногу со временем»

Более 1000 судов за 60 лет

gostev cffa1– Сегодня пойдет речь о судах, построенных для нужд Архангельского порта. В истории судостроения в нашем городе, если говорить об объемах выполнения заказов, существуют разные цифры официальной статистики, поскольку суда создавали различных типов, – начал рассказ Игорь Михайлович. – Разные исследователи говорят о том, что есть данные, касающиеся только больших боевых судов, известно о пятистах судах разных типов, созданных за время существования адмиралтейства. Отмечу, что эти цифры совершенно условны.

По XIX веку, с которым связано всего шесть десятилетий существования адмиралтейства, сохранилась большая статистика, позволяющая сказать, что за все годы построили, вероятно, более 1000 судов всех классов. Приведем некоторые данные: с 1801 по 1862 годы в Архангельском адмиралтействе только для Балтийского флота создали 48 кораблей, 27 фрегатов, 3 винтовых фрегата, 6 клиперов, 14 транспортов, 3 брига, 3 шлюпа и 2 шхуны. Всего за те же 60 лет построено судов различных классов – 232 с учетом интересов Архангельского порта, и это – без учета гребных.

Воинственная «Александра»

Хотя и редко, но Архангельское адмиралтейство выполняло и частные заказы, для чего требовалось высочайшее разрешение. Так, в 1848 году на Балтику ушла яхта «Александра», построенная по частному заказу первого командора Санкт-Петербургского императорского яхт-клуба князя А. Я. Лобанова-Ростовского. Несмотря на частную принадлежность судна, его причислили к военным, так как экипаж состоял из военных моряков. Яхта была вооружена восьмью медными пушками – трехфунтовыми единорогами, имела вид десятипушечной двухмачтовой шхуны водоизмещением 120 тонн, ее длина – 70 футов, ширина без обшивки – 19 футов. Изготовили ее из беломорской лиственницы с дубовыми элементами и палубой из сосны. Подводную часть обшили медным листом. То есть это судно построили по высочайшему классу защиты корпуса.

Обучающий «Ломоносов»

В 1858 году заложена, а в 1859-м спущена на воду шхуна «Ломоносов» для архангельских и кемских шкиперских курсов. Небольшая, она строилась не на стапеле, а в мачтовом сарае. 26 мая 1859 года ее спустили на воду и приступили к окончательной достройке. Одновременно для нее создали шести– и четырехвесельные ялы. Больше о шхуне в отчетах адмиралтейства не упоминается. Однако, в 1860 году появилась запись о том, что для кемских шкиперских курсов сделана разборная модель и нос шхуны «Ломоносов», переделан рангоут. В эти же годы построили суда различных типов и назначений от боевых для обороны города до узкоспециализированных пожарных, землечерпалок и других.

– В самом начале XIX века создали четыре плавучие батареи и 12 канонерских лодок для обороны города. Построили катер, фрегат и 59 йолов – гребных судов, тоже вооруженных пушками, – продолжил Игорь Михайлович. – В годы наполеоновских войн для местных нужд построили 10-пушечную яхту «Ласточка», 16-пушечный бриг «Новая Земля», который использовали именно для экспедиции на Новую Землю.

Для доставки грузов, экспедиций и обороны

В 1825–1826 годах, десять лет спустя после создания первого парохода в России, построили два первых парохода у нас на Двине – «Легкий» и «Спешный». В 1825-м появился бриг «Лапоминка», выполнявший задачу по картографированию Белого моря. В последующие два года для тех же работ были построены еще две шхуны. Эти суда обеспечили всю работу, связанную с составлением первого полного топографического атласа Белого моря.

В 30-е годы XIX века были построены транспорты «Кола», «Соломбала», «Мезень», «Онега» и два безымянных грузовых судна. Для новой экспедиции на Новую Землю изготовили одноименную шхуну, которая имела неудачную судьбу по сравнению с первой. Первая «Новая Земля» просуществовала около 20 лет, а вновь построенная в 1838 году в 1839-м потерпела крушение и затонула. Параллельно с ней для тех же задач построили шхуну «Шпицберген».

Для нужд порта создали транспорты «Легкий» и «Полезный» – пароходы. В дальнейшем порт строил в основном только винтовые суда, необходимые для выполнения тяжелых работ. Так что Архангельское адмиралтейство шло в ногу со временем. Лишь для далеких маршрутов продолжали использоваться парусные транспортные суда. Судостроители поддерживали не только старые, но и строили новые парусники, например, транспорты «Кемь» и «Соловецк». Для снабжения судов питьевой водой создали водоналивной бот. Для проводки через бар новых тяжелых судов строили плоскодонные боты. Фактически это понтоны, в основе которых конструкция обычных двинских барж, загружаемых балластом для поддержания устойчивости судов, которые из-за своих размеров не могли самостоятельно пройти бар Северной Двины без полной разгрузки.

В годы Крымской войны было построено более 30 канонерских лодок, вооруженных двумя орудиями различных типов и классов. Они оказали большую помощь береговым батареям Архангельска в отражении попыток высадки английского десанта, стремившегося напасть на наш город. После той войны для снабжения беломорских маяков построили шхуну «Задорная». Из старых судов, требовавших либо значительного ремонта, либо устаревших морально, создавали суда внутренней или внешней брандвахты.

– До ликвидации Архангельского адмиралтейства не успели закончить создание землечерпальной машины. Она уже была, но оборудование на ней не установили, – отметил Игорь Гостев. – Последними большими судами, строящимися не для Петербурга, а для нужд Архангельска, стали винтовая шхуна «Полярная звезда», использовавшаяся для обслуживания маяков, и пожарное судно, которое создали последним в 1861 году.

В 1859-м спустили на воду пароход «Соломбала» – важное судно, впервые построенное в Архангельске, – колесный пароход, вооруженный восьмью пушками. Он после ликвидации Архангельского адмиралтейства в 1862 году ушел в Кронштадт в ранге парохода-фрегата. На нем, кстати, и вывезли архивы нашего адмиралтейства.

О статистике гребных судов

Так, в 1860 году в отчетной документации числилось 104 парусно-гребных судна, построенных либо для нужд военного порта и адмиралтейства, либо стоявших в ожидании их использования, в качестве спасательных средств на вновь построенных судах. В то время создавался, например, пароход «Соломбала», и для него – 14-весельный катер. Для командира Архангельского порта – 14-весельный вельбот. После ликвидации адмиралтейства все гребные суда в Петербург не перегоняли, а продавали в Архангельске с торгов. Непроданные в 1862 году подлежали слому.

О судьбах пароходов

Когда адмиралтейства не стало, в Архангельске продолжали использовать его понтоны, ведь торговые суда в большом количестве приходившие в наш порт, надо было каким-то образом проводить через бар Северной Двины. Их можно и теперь увидеть на старых фотографиях. Впоследствии эта конструкция еще в советское время продолжала использоваться для строительства плоскодонных барж, которые ходили по Северной Двине.

– Думаю, уместно в этом рассказе привести ранее неизвестные данные о наших первых пароходах «Полезный» и «Смирный», ходивших по Двине, – сказал Игорь Гостев. – Они были приписаны к третьему ластовому экипажу, находившемуся в Лапоминке. На вооружении имели четыре орудия и паровую машину в 60 нарицательных сил, соответствующих 120–140 лошадиным. Водоизмещение «Полезного» составляло 226 тонн, а «Смирного» – 267 тонн при почти одинаковой длине до 120 футов, ширине 21 с половиной фут и осадке с полезным грузом шесть футов. Корпус пароходов был деревянный.

Создавали их выдающиеся судостроители – инженер-полковник Ф. Т. Загуляев и инженер-поручик В. П. Василевский. На воду эти суда спустили в 1844–1855 годах.

Пароход «Соломбала» имел восемь орудий и паровую машину мощностью в 240 нарицательных сил, то есть примерно 500 лошадиных. Его водоизмещение превышало 1200 тонн, длина 190 футов, ширина – 33. Осадка с полным грузом – 12,5 фута. Корпус был изготовлен из лиственницы и сосны, подводная часть обшита медью. Его строительство начал инженер-полковник
Ф. Т. Загуляев, а завершал поручик Л. Э. Кальсерт. Несмотря на то, что пароход спустили на воду в 1859 году, в процессе эксплуатации он продолжал достраиваться до конца существования адмиралтейства – 1862 года, когда ушел в Кронштадт. Там он прослужил довольно долго – около 15 лет. А затем судно исключили из списка флота, и его корпус использовался для размещения внутренней брандвахты в Кронштадте.

После ухода «Соломбалы», «Смирного» и «Полезного» у нас в Архангельске осталась «Полярная звезда», интересная тем, что паровая машина ее была не отечественного производства, а английского и ее характеристики неизвестны. После того как это судно отработало несколько лет на обслуживании беломорских маяков, его переоборудовали в плавучий маяк. За годы своего существования «Полярная звезда» совершила несколько походов в Кронштадт. В 1888 году ее тоже исключили из списка флота.

Пароходы «Самоед» и «Бакан», оставшиеся в Архангельске, не нашей постройки, их сюда перегнали. «Самоед» пришел внутренними водными путями, его создали на Петербургском заводе «Нобель и сыновья», он был маленьким, с плохой мореходностью, фактически речной.

«Бакан» впервые пришел в Архангельск в 1859 году и всегда оставался приписанным к Санкт-Петербургу, хотя почти все время эксплуатации находился у нас. Выходили они в Белое и Баренцево моря, выполняя транспортную и военно-полицейскую функцию.