.

Комсомол – часть моей биографии

Фото: Ольга Бондаренко Фото: Ольга Бондаренко

Так считает Александр Мамонов, руководитель государственного бюджетного учреждения Архангельской области «Бюро технической инвентаризации», являвшийся первым секретарем Приморского райкома ВЛКСМ в начале 80-х.

Во время диалога он поделился воспоминаниями о том времени, учебе, работе, роли комсомола в истории района и области.

Из школьной жизни

– Я прошел все этапы: октябренок – пионер – комсомолец. Все это было в школе, я учился в четвертой в Архангельске, – начал рассказ мой собеседник. – Наша семья проживала в городе, хотя папа Виталий Андреевич родом из Приморского района – из Лисестрово. Родился он в деревне Старое Лукино, ныне это Мелехово. Моего деда по линии отца, Андрея Максимовича, репрессировали, отобрали дом. Его биография долго оставалась закрытой темой. Реабилитировали дедушку только в 90-х...

– Александр Витальевич, расскажите об октябрятской организации.

– Приняли меня в нее в первом классе, я тогда учился в 19-й школе. Сейчас это – Ломоносовский лицей. Было интересно: кого-то «брали на буксир», если плохо учился, помогали...

– Потом стали пионером...

– Да, приняли весь класс. Пионеры собирали металлолом, макулатуру, участвовали в тимуровском движении: заботились о ветеранах. На каникулах ездил в пионерские лагеря. Папа у меня был моряком, мама работала в Приморском райпотребсоюзе.

В Косково находился лагерь «Радуга», куда направляли детей отраслевиков. Туда я ездил ежегодно в июне-июле. Отдыхали дети отлично. Много уделялось внимания трудовому воспитанию: мы пололи грядки, собирали лекарственные травы для аптеки... Никто от дела не отлынивал. Лучшим выносили устную благодарность на линейке. Купались, играли. Друзья новые появлялись.

– И вот подошло время вступления в комсомол.

– Да. Но это уже совершенно другой уровень. Требования к вступающим в комсомол всегда оставались высокими, главные – успешная учеба, примерное поведение. В комсомол нас готовили. К нам приходили представители Октябрьского райкома ВЛКСМ: секретари, инструкторы – рассказывали об истории этой организации. На заседании бюро райкома нам, школьникам, задавали вопросы, очень много, проверяли все: от знания Конституции СССР до наград, которых удостоен комсомол. Затем по каждому, вступающему в эту организацию, выносили решение: достоин ли он стать ее членом. И там же, в райкоме, потом в торжественной обстановке вручали комсомольские билеты и значки.

В школе нам начали давать больше поручений. Кроме сбора металлолома и макулатуры мы приводили в порядок городские улицы, пришкольную территорию. Девочки шефствовали над младшеклассниками. Я был рядовым комсомольцем, старался все поручения выполнять. В старших классах начал задумываться о выборе профессии.

Институт: успеваемость, дисциплина, стройотряды

– Продолжили учебу в вузе?

– Да. В АЛТИ на лесомеханическом факультете, отделении автомобильного транспорта. Получил диплом инженера автотранспорта. Если говорить о комсомоле в начале 70-х, то у нас тогда происходил обмен комсомольских билетов, студенческий комсомол жил интересной, насыщенной жизнью. Главными критериями для нас тоже оставались успеваемость, общественная работа.

– Наверно, запомнились какие-то интересные дела, в которых участвовали студенты-комсомольцы.

– Мы в летний период работали в стройотрядах. Я три раза отправлялся в их составе. Был в Нарьян-Маре, в селе Коткино строили коровник. Затем – станцию по борьбе с болезнями животных в Каргополе. Возводили завод для переработки известняка в Плесецком районе на станции Обозерская.

Во главе ячейки племсовхоза

– Когда стали дипломированным специалистом, куда поехали по распределению?

– В Великие Луки, но там трудился не долго, по перераспределению института меня направили в Архангельск в областное управление сельского хозяйства, а оно – в племсовхоз «Двинской», что в Приморском районе. Племсовхоз состоял из трех отделений: одно под Архангельском, другое в Повракуле, третье в Лодьме. Заведовал гаражом в 1978 году. На этом предприятии тоже была комсомольская организация, человек 15–20. Я стал ее секретарем.

– Расскажите о работе этой ячейки.

– Райком ВЛКСМ ставил перед нами задачу – создавать комсомольско-молодежные коллективы, звенья для уборки урожая, участия в посевной, заготовке кормов. Я отвечал за технику, поэтому обеспечивал доставку наших ребят на транспорте на разные слеты, встречи.

Мы, комсомольцы, занимались многим, например, заготавливали сено на неугодных территориях. Косила не техника, а мои коллеги обычными ручными косами. В Заостровье и Соломбале ремонтировали парники. Лучших ребят награждали грамотами и благодарностями.

Трудились на совесть

– Александр Витальевич, как стали первым секретарем Приморского райкома ВЛКСМ?

– Все шло поэтапно. Трудился добросовестно. Думаю, это заметили. Тогда на должности первого секретаря райкома была Лидия Константиновна Бурканова. В начале 80-х она предложила мне перейти на работу в райком комсомола. Я тесно сотрудничал с этой организацией, меня избирали ее членом: участвовал в пленумах, конференциях, с молодежью племсовхоза старались добиться высоких производственных показателей, содержать технику исправной.

Если говорить о том, как начал трудиться в райкоме ВЛКСМ, то сначала стал заведующим отделом комсомольских организаций. Это освобожденная комсомольская должность. Затем – вторым секретарем Приморского районного комитета комсомола, в те годы вступил в ряды КПСС. Дел было много: выезжали с коллегами в хозяйства, читали труженикам села лекции о международном положении, проводили слеты «Дорогами отцов-героев», занимались военно-патриотическим воспитанием, выступали в школах, создавали агитбригады...

Первым секретарем стал в 1981-м. На плечи легла большая ответственность. Не зря же говорили: «Партия сказала: «Надо!». Комсомол ответил: «Есть!». Все установки областного комитета комсомола выполняли неукоснительно. Давал поручения и районный комитет партии, они касались сельхозработ: заготовки кормов в хозяйствах, оказания помощи в уборке урожая картофеля, моркови, капусты.

В те времена практиковалась такая форма работы с молодежью, как Ленинский зачет. Сам его сдавал и принимал у других. В ходе его проведения оценивали знание международной обстановки, политических процессов в стране, качество учебы или работы...

Более масштабные задачи

– Дело шло к трудным 90-м.

– Меня в то время пригласили в обком комсомола. Это еще ответственнее, чем районный уровень. Заменой мне в Приморском райкоме ВЛКСМ стал Александр Витальевич Копылов.

В обкоме возглавил отдел рабочей и сельской молодежи. Задачи тогда пришлось решать более масштабные. Формировали отряды в Коношу, там возводили объекты сельскохозяйственного назначения, в том числе свиноводческий комплекс и комбикормовый завод, комсомолько-молодежные коллективы заготавливали корма, формировали плоты для сплава леса. Этим занимался до середины 80-х. Тогда еще все шло стабильно. Затем в стране началась перестройка. Меня пригласили на работу в Октябрьский райком партии.

– Так началась еще одна часть вашей трудовой биографии?

– Да. Был сначала инструктором райкома КПСС, курировал строительство в Октябрьском районе Архангельска. Затем стал заведующим организационным отделом.

Альтернативу ВЛКСМ не нашли

– Перестройка в стране в то время уже шла. Как это повлияло на деятельность комсомола, партии?

– Да, партийная жизнь изменилась. На собраниях коммунисты стали высказывать мнения о том, что в стране проводится не совсем правильная линия. Все это подтверждалось отсутствием продуктов в магазинах, промышленных товаров. А тогда еще приоткрыли занавес на Запад, люди стали больше знать, как там живут. Противоречия накапливались, тем более что в СМИ нам говорили о позитиве, а в жизни все оказалось иначе... Обстановка в стране стала непростой. Все помним события в Форосе. И в 1991-м КПСС не стало. Комсомол тоже перестал существовать.

– Перечисленные события отразились и на вашей жизни?

– Все рухнуло. Грустно... Запомнилось ощущение пустоты, а сделано было немало. Встал вопрос: «Что будет дальше? Куда пойдет страна?». Впоследствии бывшим партийным работникам ставили палки в колеса при трудоустройстве. Я стал работать на станции технического обслуживания, по специальности. Вернулись к прежней профессии и многие мои коллеги. Каждому предстояло адаптироваться к новой жизни, выживали в одиночку. Но со временем люди себя нашли в бизнесе, на новых должностях. Сейчас события того времени вспоминаешь как пережитое.

– Александр Витальевич, что вы можете сказать о комсомоле в его столетний юбилей?

– Это часть моей биографии. Жалко, что комсомола не стало. Партия, конечно, есть, а вот комсомола нет и не создана ему альтернатива. Я участвовал в праздничных мероприятиях, посвященных столетию ВЛКСМ, в Архангельске и Заостровье. Там встретил тех, с кем работал раньше. Комсомол жалеют все.

– Партийную принадлежность сохраняете?

– Нет. Я был только членом КПСС.