.

Ядерное наследство

«Иван Петров» отправился на обследование затонувшей подводной лодки «К-159»

ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ СЕВЕРНОГО УГМС ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРЕСС-СЛУЖБОЙ СЕВЕРНОГО УГМС

Есть ли утечки?

Пока на судне заканчивались последние приготовления, в одной из кают прошла пресс-конференция, на которой участники экспедиции рассказали о своих планах. 

Из Архангельска «Иван Петров» отправится через Кольский залив Баренцева моря к острову Кильдин. Вблизи него в 2003 году и затонула подлодка. Это произошло при буксировке АПЛ на утилизацию. Тогда погибло девять человек. Сейчас судно лежит на глубине 246 метров.

В ходе экспедиции ученые проверят, нет ли поблизости утечек радиации. Обследование подлодки уже делали семь лет назад. Тогда никакой угрозы для человека и морских обитателей обнаружено не было. Однако начальник УМЗА Росгидромета Юрий Пешков считает, что подобные экспедиции должны быть регулярными. Они дают возможность проследить в динамике состояние окружающей среды рядом с потенциально опасными объектами.

В международной экспедиции примут участие 16 специалистов, в том числе трое норвежцев. Кроме ученых на судне будут представители Минобороны и наблюдатель Международного агентства по атомной энергии Оксана Блинова. 

arh2547 2f246— Мы планируем провести визуальный и инструментальный обзор лодки, — отметил заместитель начальника отдела мониторинга радиоактивного загрязнения окружающей среды Росгидромета Вячеслав Шпиньков. — С помощью телеуправляемого подводного аппарата проведем съемку лодки. На него установят специальное оборудование, которое позволит снять гаммоспектрометрию и посмотреть обстановку вблизи корпуса.

Кроме того, специалисты возьмут на анализ пробы грунта, воды, донных отложений, рыбу. Как отметила Оксана Блинова, в некоторых местах они будут брать пробы параллельно, чтобы потом ученые могли сравнить полученные результаты.

По итогам экспедиции участники подготовят отчет, где будут отражены полученные данные. Планируется, что судно вернется в Архангельск седьмого июля.

Поднимать или оставить?

В советское время затапливать ядерные отходы в морях и океанах считалось нормальной практикой. Так делали США, Франция, Великобритания. Немало «потрудился» в этом плане и Советский Союз. Теперь ученым и экологам приходится расхлебывать «ядерное наследие».

arh2527 93ff3— Очень много было захоронено в арктических морях. В том числе в районе Новой Земли, — поделился заместитель заведующего лабораторией НПО «Тайфун» Александр Никитин. — И, что особенно вызывало беспокойство мировой научной общественности, были захоронены объекты с отработанным ядерным топливом, например реакторные отсеки подводных лодок.

Конечно, не обошлось без вопросов типа: плавают ли рядом с могильниками гигантские рыбы и растут ли огромные водоросли, как, например, помидоры в Чернобыле? Ученые смеются: конечно нет. Когда затапливали радиационные отходы, их надежно изолировали и замуровывали. Однако наблюдать за такими объектами надо не менее 500 лет. 

Первые большие совместные морские исследования Россия и Норвегия провели в 90-х. Ученые обследовали районы крупных затоплений радиационно-опасных объектов, таких как контейнеры с радиоактивными отходами в Карском море. Тогда результаты показали: опасности для окружающей среды нет. 

Затем последовал долгий перерыв, но в 2010 году было решено возобновить совместные экспедиции. И вот несколько лет назад специалисты снова отправились в Карское море, где изучали затопленную в советское время лодку «К-27». 

С каждым днем интерес к Арктике возрастает. Много говорится о новых нефтяных месторождениях, найденных в северных морях. В связи с этим ученые озабочены: нужно ли поднимать со дна затопленные лодки и контейнеры? Споры об этом ведутся давно. 

С одной стороны, сразу же возникают вопросы, насколько это затратно и безопасно. А что, если такие операции только навредят морю, ведь за годы пребывания в воде с любыми металлами происходят необратимые процессы. С другой — если достал одну, придется поднимать и остальные. К сожалению, лишних денег на подводный мир у нас пока нет. Поэтому вопрос остается открытым.