.

Столица «Гринландии»

Появятся ли алые паруса на горизонте Кегострова

Фото Евгения Креханова Фото Евгения Креханова

23 августа – день рождения писателя-романтика Александра Грина. Как же эта дата касается острова в дельте Двины? Оказывается, небольшая, но знаменательная часть биографии Александра Грина прошла в Архангельской губернии. Сюда он был сослан в 1910 году за принадлежность к партии эсеров.

Непогоде вопреки

Как видим, автор романов и рассказов об экзотических странах за тридевятью морей, был не чужд и политики. За что и поплатился несколькими годами пребывания на суровом Севере. Сначала – в Пинежском уезде (деревня Великий Двор), где, по свидетельству историков, общался с будущим главой Советского правительства Алексеем Рыковым, тоже ссыльным. В 1911 году он был переведен с Пинеги на Кегостров, добирался до архангельского «подгородья» речным путем. Видимо, впечатления от этого путешествия и легли в основу известной повести «Сто верст по реке». Жизнь на Кегострове, а впоследствии в губернском Архангельске оказалась плодотворной в творческом плане.

Впрочем, остров, где Александр Грин был водворен на жительство, писатель не жаловал, даже называл его «тошнотным». Островное житье-бытье, видимо, подтолкнуло к созданию еще одного известного произведения – «Жизнь Гнора». Только там герой прозябает не по своей воле на необитаемом острове, Кегостров же известен как населенное место с 1419 года.

Может быть, писателю-романтику не повезло с погодой так же, как и участникам первого Гриновского фестиваля. 23 августа 2014 года погода была и вправду «тошнотная» – дождь, ветер, штормовое предупреждение. Боялись, что теплоходы в этот день не будут ходить, но, к счастью, обошлось – и компания самых стойких любителей романтической литературы и музыки отправилась на остров. Местом проведения гриновского дня стала школа № 70, часть фестивальной программы под открытым небом пришлось существенно сократить. Директор школы Эльвира Непогодьева активно помогала в организации фестиваля и размещении его участников. Отдельное спасибо от организаторов и местной управляющей компании. Сам же фестиваль был замышлен и осуществлен группой энтузиастов, среди которых Вадим Медведков, Александр Тутов, Елена Шнайдер и другие поборники культурного пробуждения острова. За ними – общественные организации.

Фантазии Медведкова

Краевед, автор книг о Кегострове Николай Баскаков делает краткий экскурс в историю острова. А в ней немало интересных страниц и загадок. Начиная от викингов, приходивших сюда то с огнем и мечом, то с мирной торговлей. Природный феномен – ливни и грозы на острове случаются значительно реже, чем на «большой земле» (фестивальный день оказался досадным исключением). Семга, которую ловили у берегов острова и доставляли к царскому столу. Само название, которое чаще всего выводят от финского «кего» – «больной», «порченый» (берега острова размывала река), а некоторые склонны производить его от финского же названия хищной птицы канюка – «кийк» (подражание крику птицы). Здесь в самом начале Великой Отечественной погиб руководитель компартии Финляндии Тойво Антикайнен.

Если Николай Баскаков часами может рассказывать о прошлом Кегострова, то у другого патриота острова, Вадима Медведкова, свои виды на будущее острова:

– Мы мечтаем создать на Кегострове центр поморской культуры. Здесь много деревень, сохранивших поморский уклад. Мы с вами впервые видим флаг, который предварительно принят общественностью, попробуем сегодня утвердить новый туристский маршрут и подать заявку в агентство по туризму.

IMG 0375 d7904

Это – программа-минимум, в которую входят также присвоение школе имени Александра Грина, создание школьного музея писателя, Гриновской библиотеки, а также восстановление изящной деревянной беседки, которую любил писатель. Она стояла на противоположном берегу Двины, отсюда великий романтик мог любоваться на речные просторы, яркие закаты, белопарусные корабли. И однажды лучи вечерней зари окрасили парус одной из шхун в алый цвет… Во всяком случае, патриоты города уверены: замысел феерии «Алые паруса» родился именно в Архангельске.
Программа-максимум Вадима Медведкова буквально захватывает дух: здесь не только туристская «Поморская деревня», но и мосты, которые крепко свяжут остров с внешним миром, и подвесная дорога над Двиной. Все это выглядит фантазией, по крайней мере, два последних предложения. Но самые дерзкие фантазии становятся былью, о чем писал и Александр Грин: среди дебрей и пустынь вырастут города, на горизонте рано или поздно появится алый парус.

Где эта улица, где этот дом?

Отшумел дождь – и участники фестиваля отправляются в автобусную экскурсию по острову Грина. Сначала – к церкви Ильи-пророка, выстроенной благодаря помощи предпринимателя-островитянина. Она переняла имя старинного храма, разрушенного в послереволюционное время. На месте прежней церкви высится памятный крест. Вокруг – живописная зелень: малина уже отошла, черемуха в самом соку, шиповник еще созревает. Когда-то остров был излюбленным местом отдыха горожан, здесь даже шумел сосновый бор.
Далее – к валунам на берегу, которые еще в петровские времена выгружали здесь заморские корабли. Избавляясь от балласта, укрепляли берега. Мимо памятника доблестным авиаторам (на острове был и аэродром) по набережной, где стоял дом, в котором жил писатель. Увы, где он возвышался (или высится еще), никто сказать не может. Время не пощадило многие старинные дома: их губил огонь, их разбирали на дрова. Известно, что это было двухэтажное строение, принадлежавшее хозяевам рыбокоптильни. Самое время обратиться в архив. Если дом еще стоит, на нем установят мемориальную доску, если нет – место отметят еще одним крестом: Александр Грин был, несмотря на свою революционную деятельность, человеком верующим. Кроме того, доказывает исследователь из Сыктывкара Ольга Максимова, был последователем учения северного философа Каллистрата Жакова. Грин, которого мы толком не знаем…

А вот и улица Грина. Несколько домиков вдоль грязной труднопроходимой дороги. Писатель здесь не мог бывать: так называемая «Новая деревня» застраивалась уже в тридцатых. Дорога, по которой не мог ходить Грин, получила свое имя в послевоенное время. Жаль, что улица великого романтика печальна и убога…

Рыба счастья

Мы снова в семидесятой школе. Показательные выступления мастеров боевых единоборств перед архангельскими поэтами и прозаиками. Часто романтические герои защищают свою и чужую жизнь и честь с оружием в руках.

И, чтобы уметь грамотно описать поединок, автор должен знать правила и приемы боя на ножах, мачете, японских катанах…
О том, как продвигать в читательские массы свой литературный продукт, рассказывает издатель Тамара Овчинникова. Желающие могут здесь же купить новую книгу Николая Баскакова о Кегострове, на днях переизданный в Москве роман Александра Тутова «Русские в Сараево» и другие произведения автора, сборники стихов архангельских и северодвинских поэтов.

На сцену выходят мастера слова. Слушатели, в основном коллеги по творческому цеху, внимают стихам Татьяны Москвиной, Натальи Леонович, Ангелины Прудниковой, Татьяны Барандовой, работающей в городе на Неве, но не порывающей связи с родным Архангельском. Лучшие стихотворцы будут награждены «рыбой счастья» – деревянной семгой с щепными крыльями. А произойдет это тоже на Кегострове, в середине сентября, на фестивале «Поморская семга». Можно надеяться, что остров станет не только столицей страны «Гринландии» (одно из возможных названий фестиваля, которых предложено немало – от «Блистающего мира» до «Парусов вдохновения»), но и получит еще один легко узнаваемый бренд – царскую рыбу.