.

Повторения 90-х не будет

Но свободные деньги лучше быстро и выгодно вложить

Фото: Яна Даценко Фото: Яна Даценко

На наши вопросы ответил доктор экономических наук, заслуженный экономист России, заведующий кафедрой экономической теории и экономики приарктических регионов Николай Залывский.

А был ли заговор? Проверим через полгода.

– Не секрет, что от цен на нефть и ее добычи напрямую зависит наполнение бюджета нашей страны. Может быть, поэтому в последнее время этот вопрос волнует даже тех, кто раньше совсем не интересовался экономикой. Можете прояснить, почему мы сейчас наблюдаем такое снижение цены за баррель?

– Цены на нефть в ближайшие год-полтора будут лихорадочно скакать то вверх, то вниз. Почему?
Я склонен выделять два фактора. Во-первых, снижение активности мировой экономики, прежде всего в США, и частичное замещение потребности в нефти добычей сланцевых пород.
Во-вторых, есть мнение, что падение цен на нефть – заговор нефтедобывающих стран.

Наверное, «заговор» – это пока не совсем корректное слово, но наличие признаков согласованной политики поддержания низких, не выгодных для России цен исключать нельзя. Эта гипотеза будет подтверждена или опровергнута через пять-восемь месяцев, когда истечет краткосрочный период, в котором и проявляется рыночная конъюнктура спроса на углеводороды. Если ситуация затянется, это будет сигналом о том, что такие договоренности все же существуют.

– А курс доллара и евро – с чем связан их рост, который эксперты называют рекордным? Наш рубль теряет свой вес.
– Почему-то когда говорят о девальвации рубля, связывают это с внутренними макроэкономическими неурядицами. Тем не менее специфика текущих экономических процессов в том, что на обесценивание рубля влияют внешние факторы. Активность торгового баланса, цены на нефть, уровень инфляции – вот что послужило причинами для снижения рубля.

Девальвация рубля происходит только по отношению к иностранной валюте, прямого перехода на внутренние расходы она не оказывает. Говорить о том, что цены в магазинах вырастут на 30–40 процентов из-за снижения рубля – это от лукавого.
Не буду отрицать, экономика России в преддверии рецессии. Рост внутреннего валового продукта составляет 0,5–0,8 процентов, а в будущем году может упасть до нулевого показателя, а при наихудшем расположении «геополитических звезд» даже уйти в отрицательные. Уровень инфляции у нас в пределах 10–15 процентов. Однако, с моей точки зрения, макроэкономические процессы у нас в стране довольно устойчивые, и если бы не внешнее давление, девальвация проявлялась бы менее ярко.

Кривая потребления изменится

– Что нас ждет? Придется ли затянуть пояса?
– Как мне кажется, санкции затянутся на довольно долгий период. А национальная валюта станет более стабильной в течение года, полутора лет.
Макроэкономическая ситуация в стране довольно стабильна, это дает гарантию, что и федеральный бюджет будет стабилен.
В государстве имеются все предпосылки, чтобы исполнить социальные гарантии для всех категорий граждан.
Людям, которые получают зарплату в национальной валюте и совершают покупки в рублях, бояться нечего. Это два относительно автономных процесса. Конечно, лучше сесть и распланировать бюджет, подумать, есть ли угрозы увольнения или возникновения каких-то проблем на вашем рабочем месте. Если нет – то и волноваться не стоит.

В то же время кривая потребления будет постепенно деформироваться. Скорее всего, те, кто покупал премиумные продукты, будут вынуждены перейти на товары отечественного производства, которые по качеству ничем не отличаются. Тот, кто покупал дорогие
сорта сыра или рыбы, в состоянии перейти на менее дорогие, но такие же калорийные и вкусные виды.
Другое дело – сегмент средне- и высокодоходных граждан, которые ездили в командировки и на отдых за границу. Думаю, в большинстве своем у таких людей есть запасы в валюте. Год-два они смогут прожить на этом резерве.

– А если их нет?
– Если же накоплений в валюте нет, приобретать ее сейчас однозначно не выгодно. Особенно тем, кто получает доходы в рублях. Думаю, таким людям свои путешествия придется отложить на год-два, пока не улягутся все экономические и санкционные страсти. Мы должны быть разумными людьми. Надевать босоножки, отправляясь на каток, так же глупо, как в изменившейся макроэкономической ситуации позволять себе ухудшать собственное финансовое положение.

– Будут ли расти цены на продукты? Не пора ли закупиться впрок?
– Безусловно, динамика цен на продукты, которую мы сейчас наблюдаем, удручающая. Думаю, не стоит кормить людей уверениями, что все хорошо. Уже сейчас надо бить в колокола и предупреждать все субъекты о том, что пора переходить к взвешенной экономической политике, помогающей выживать всем группам населения.
Я уже отмечал, что курс доллара, евро и девальвация национальной валюты – это два относительно самостоятельных процесса. Поэтому, что касается внутренних цен, зачастую в их повышении виноваты недобросовестные продавцы.

Приведу несколько примеров. После запрета на продажу норвежской семги у нас стали продавать мезенскую. Цена на нее резко подскочила. Вопрос: могли ли появиться у предпринимателей дополнительные издержки? Думаю, нет. Выловленная и выращенная рыба – это, как говорят, две большие разницы.

Скорее всего, за взвинчиванием цен на подобные товары стоит хамское желание обогатиться за счет ситуации. Кроме того, в Архангельской области несколько сельхозпроизводителей сетуют на давление и усложнение режима пользования земельными угодьями, на попытки их изъятия и передачи вне цели сельхозназначения. Когда надо наращивать производство продуктов питания, то подобные действия – это уже отсутствие логики и бюрократическая недальновидность чиновников.

С другой стороны, вне зависимости от санкций, эмбарго и прочего наши бизнесмены всегда хотят иметь предельный уровень рентабельности своих товаров. Вот и повышают цены. Получается, они просто не умеют рационально организовывать свой бизнес и другого пути, кроме как повысить цены, не видят. Надо, чтобы все предприниматели и чиновники были ответственны за свои действия.

У нас в запасе иные геоэкономические горизонты

– Что касается квартир, машин. Будут ли они дорожать или дешеветь? Может, стоит вкладывать свои деньги в недвижимость, пока не поздно?
– Цены на эту группу товаров расти не будут, потому что покупательный спрос в целом не будет увеличиваться, а наши расходы в условиях девальвации будут только сокращаться, как шагреневая кожа.
Некоторые эксперты рекомендуют вкладывать средства в недвижимость, но это все-таки касается высокодоходных граждан. 85 процентов нашего населения живут от зарплаты до зарплаты, и у них нет возможности накапливать средства на черный день.

Если у кого-то все же есть накопления, которые планировалось потратить на предметы длительного пользования, их нужно оперативно изъять и вложить, пока цены не выросли. Я говорил о нашем уровне инфляции, так вот в течение ближайших лет он будет только увеличиваться. Так что, если человек не хочет, чтобы его деньги обесценивались, их надо потратить.

Только не надо покупать скоропортящиеся товары или еду впрок. Повторения 90-х точно не предвидится, продукты никуда не исчезнут, а на всю жизнь не запасешься.

Если покупка недвижимости для вас не актуальна, а накопления есть, неплохо было бы перевести их на более выгодные депозиты. Даже процентная ставка в 10–12 процентов уже убережет вас от потерь из-за инфляции.

– И все-таки насколько безнадежна сложившаяся экономическая ситуация?
– Ситуация, в которой сейчас оказались простые граждане, довольно сложна и непредсказуема в долгосрочной перспективе. С одной стороны, на нас влияют шантажирующие санкции, с другой – нестабильное функционирование собственной экономики.

Конечно, не стоит забывать, что Россия по-прежнему остается важнейшим экспортером сырьевых энергоресурсов, это играет нам на руку. С другой стороны, думать, что за счет этого мы сможем жить постоянно, – иллюзия.

У нас не получится удерживать стабильные позиции на рынке, если сохранится ставка только на доходы от топливо-энергетического сектора.
Получается, что формирование современного технологического кластера – просто историческая необходимость. Увеличение доли высокотехнологичных товаров и изменение в структуре экспорта – вот что поможет нам стать независимыми от Запада и расширить географию экспорта в другие страны.

В этом плане меня порадовало последнее заявление нашего президента о замораживании строительства Южного потока. Европа должна знать, что мы в любое время можем развернуться лицом на Восток, что географическое соседство с Евросоюзом еще не закрывает от нас и иные геоэкономические горизонты.


Комментарий

Цены растут, но нарушений нет

Денис Бугаев, руководитель Управления Федеральной антимонопольной службы по Архангельской области:

– С момента введения эмбарго и соответствующего указа президента мы отслеживаем и контролируем оптовые цены на внутреннем рынке. Под наше внимание попадают ситуации, в которых цены повышаются более чем на пять процентов. Периодически к нам поступают жалобы, с которыми мы работаем, но пока никаких нарушений не обнаружили.

В сентябре нас уведомил мясоперерабатывающий цех «Апрель» о том, что они повышают цены более чем на 10 процентов. Мы проверили, и оказалось, что на то у них были объективные причины, которые связаны с ростом цен у оптовых поставщиков и увеличением транспортных затрат.

Было обращение от гражданина Марата Белоуса о том, что цена на рыбу в магазине «Петровский» выросла на пять процентов. Они также сослались на оптовых поставщиков, но пока мы не можем получить официальное подтверждение. Однако все факты говорят, что это так и есть.

Еженедельно министерство агропромышленного комплекса и торговли Архангельской области мониторит розничные цены и сообщает нам об изменениях, которые мы потом проверяем. От них мы получили информацию о том, что Вельский Анком поднял в сентябре цену на масло и твердый сыр более чем на 30 процентов. Было много шума, но выяснилось, что предприятие банально допустило техническую ошибку и предоставило некорректные данные.

Был случай, когда индивидуальный предприниматель, поставляющий соль в магазин «Петровский», повысил цену на 47 процентов. После проверки оказалось, что это действительно так, но поставщик быстро одумался и цену снизил. В то время как раз на Украине начинались активные боевые действия, и он подумал, что будут перебои с доставками. Из-за того что он быстро все снизил, пришлось только погрозить пальцем.

Только после того как мы разместили на своем сайте пресс-релиз о том, что на повышение цен на гречку можно и нужно жаловаться, чтобы мы могли инициировать проверку, к нам поступило два обращения от граждан. Была жалоба из Северодвинска о том, что там гречка стоит 93 рубля, и на торговую сеть «Магнит» в Архангельске, где цена была 89 рублей.

Мы попросили министерство торговли предоставить нам список всех оптовых поставщиков. В нашей области гречка не производится, закупают ее в Алтае, Ярославле, Новосибирске, Санкт-Петербурге. Сейчас по этим заявлениям ведется работа, но, предвосхищая официальные ответы, можно сказать, что, скорее всего, наши продавцы ни в чем не виноваты и повышение связано с ростом оптовых цен.
Если верить СМИ, недавно алтайское управление антимонопольной службы рассмотрело дело о повышении цены на гречку, которое квалифицировалось как сговор. Исходя из того, что я читал, этот факт не подтвердился.

По поводу цен вообще на продукты питания. Дело в том, что ни в каком законе нет нижнего и высшего предела рентабельности, цены у нас государство не регулирует, то есть, если продавец захочет, он сможет увеличить цену за счет рентабельности на сколько захочет. Они подчиняются только законам рынка.

Цены на Севере вообще отдельная история. Еще Никита Хрущев говорил, что Север – это зона рискованного земледелия, у нас все завозное. Даже то, что было свое, – картошка, капуста, тепличные хозяйства – за прошедшие годы пришло в упадок. Так о чем тогда можно говорить? Имеем то, что имеем, и полностью зависим от других регионов, которые могут диктовать свои условия. Конечно, может, эмбарго и послужит толчком к развитию сельского хозяйства, но это даст результаты минимум через три года.


Глас народа:

Как жить-то тогда?

Леонид Тарутин, член городского совета ветеранов:

– Какой еще кризис? Мы стали жить гораздо лучше. Я уверен, любые гонения России в мире – в нашу пользу! Мы становимся сильнее. Вы пройдитесь по Архангельску: на каждом шагу автомобиль – не пройти. Разве может быть так много машин у нищего народа? По три машины на семью. А все говорим, что плохо живем. Каждый день хожу за продуктами. Хлеб купить по силам. И на театр остается.

Галина Толстикова, архангелогородка:

– Цены растут на мясо, сыры, рыбу. А зарплаты и пенсии те же. У нас не доходит до паники, не скупаем гречку с прилавков. Родители наши другого менталитета люди, их коснулась война и лишения послевоенного времени. Поэтому многие делают запасы.

Ади Кола, студент из Нигерии:

– Я живу в Архангельске уже четвертый год. Приехал из Нигерии, чтобы получить образование, буду хирургом. Тут у вас все дорого – и одежда, и продукты. Стипендии у меня нет, помогают родители. Слышал про надвигающийся кризис. Но не верю, что Россия, такая сильная и большая страна, не могла этого предусмотреть. Думаю, в вашем правительстве есть своя стратегия, что делать в ситуации падения рубля и санкций.

Людмила Владимировна, жительница города:

– Еще и про отмену северных что-то говорят… Как жить-то тогда? В магазин ходим каждый день – цены подпрыгнули. Пенсии не хватает. Чтобы обеспечить себя и помочь сыну, я вышла на работу – гардеробщицей.
Мы уже не один кризис пережили.
А как вообще можно готовиться к кризису? Надо жить как жили.

Игорь и Павел, будущие педиатры:

– Знаем, что доллар растет, рубль падает, нефть дешевеет... Выход? Голодать! Мы же студенты. Жаль не подработать, мы на первом курсе, много времени на учебу уходит. А стипендия – четыре тысячи. При этом за квартиру платить нужно. За проезд. Вся надежда на родителей. Еще не один год помогать придется…

Другие материалы в этой категории: Праздник – не повод для кредита! Иностранцы в России