.

Места лишения свободы – зеркало государства

Здесь те же проблемы и радости, что и по всей стране. Сейчас заключенные так же готовятся к Новому году и мечтают о лучшем

Фото предоставлено пресс-службой УФСИН России по Архангельской области Фото предоставлено пресс-службой УФСИН России по Архангельской области

Как отмечают зимние праздники в местах лишения свободы? Стоит ли обществу бояться освободившихся рэкетиров из «лихих» 90-х? Бывают ли побеги из колоний-поселений? На эти и другие вопросы корреспондентам «Газеты Архангельск» ответил начальник УФСИН России по Архангельской области генерал-майор внутренней службы Анатолий Киланов.

Бьют куранты – отбой переносится

– Приближается Новый год, как этот праздник отмечается в местах лишения свободы?
– Уже разрабатываются планы мероприятий подготовки и празднования Нового года – от меню и до культурно-развлекательных программ. Организуем для осужденных разные конкурсы, например стенной печати. Также подведем итоги конкурса «Символ нового года», лучшие идеи будут реализованы, а победители отмечены. Задача – обеспечить людей в местах лишения свободы максимальной занятостью, организовать их досуг, дать возможность реализовать себя в творчестве.

– Меняется ли как-то режим в праздничные дни? Слушают ли заключенные бой курантов?
– Отбой по распорядку дня в колониях – в 22.00. Но в этот день мы разрешаем перенести его на 2 часа ночи, чтобы люди посмотрели телевизор, встретили праздник со всей страной.

– А какие блюда вносятся в новогоднее меню?
– Стоимость питания осужденного – 78 рублей в день. Для подростков – 130. Особо не разгуляешься, но мы стараемся расширить меню, сделать блюда интереснее и вкуснее, насколько это позволяют федеральный бюджет и собственные ресурсы. В праздничном меню будет мясо, салаты, выпечка.

– В Рождество для осужденных пройдут праздничные службы?
– С Архангельской и Холмогорской митрополией учреждения сотрудничают на постоянной основе. И Рождество не останется без внимания. В колониях 12 православных храмов, за каждым закреплен священнослужитель и сформирована община. Есть и молельные комнаты для представителей других конфессий.

В тему

Продукцию, изготовленную в центре трудовой адаптации осужденных ФКУ ИК-1 УФСИН России по Архангельской области, отметили на федеральном конкурсе программы «100 лучших товаров России».
В мероприятии приняли участие почти 1500 предприятий из 75 регионов, представившие более 2000 наименований товаров и услуг. От Архангельской области было заявлено 28 организаций по 50 видам продукции и услуг.

Как в стране, так и за решеткой

– Часто в СМИ появляются новости о бунтах заключенных в России, а как часто они бывают в колониях области?
– Бунт – явление редкое для современной России. Это в девяностые, когда формировалась страна, люди были более конфликтными. Места лишения свободы – это зеркало государства. Какие процессы происходят в стране, такие идут и внутри мира заключенных. В России сейчас относительно спокойно. В тюрьмах тоже.

– Насколько актуален сегодня вопрос о побеге заключенных?
– Это чрезвычайное происшествие. Если взять данные по всей федеральной службе, в прошлом году было семь побегов на 80 с лишним территориальных органов. Почему-то практика такова, что ежегодно совершается семь-восемь побегов. У нас факт побега из-под охраны был в 2009 году в колонии № 19, но беглеца задержали в считанные часы.

– Бывают ли побеги из колоний-поселений? Кажется, что там условия довольно лояльные.
– Да, бывают, но это уже квалифицируется как побег из-под надзора, и наказание будет не такое строгое. Ситуации разные: душевные проблемы, неурядицы в семье, а может, выпил спиртного и на подвиги потянуло. За решетку ведь как раз попадают те люди, которых недовоспитали, им не хватает сил и умений самоорганизоваться. В целом по России и в Архангельской области рецидив довольно высокий. Зачастую этих людей на свободе никто не ждет. Зацепиться в обычной жизни, когда нет близких, им очень тяжело.

Предателей отсеивает детектор лжи

– Сегодня заключенные любыми путями пытаются организовать доставку телефонов, а были случаи предательства интересов службы со стороны работников?
– К сожалению, такие факты есть. Сотрудника из 29-й колонии осудили за это. Но в колонии особого режима № 16 это нарушение сведено до минимума. Кстати, стоимость самой «услуги» – доставки телефона – значительно выросла, раньше за это рубли давали, сегодня могут заплатить и 10 тысяч. Это говорит о том, что меры, принятые администрацией учреждения, дают свои результаты, но работу стоит продолжать.

– А вы спрашивали тех сотрудников, которые передавали заключенным телефоны, почему они так поступили?
– Редко кто на такой вопрос даст честный ответ. У каждого ситуация индивидуальная. Некоторые делают это по простоте душевной, а после этого человека шантажируют, и он носит, пока мы за руку не поймаем. Кто-то хочет заработать денег. Я как главный куратор оперативно-розыскных аппаратов и отдела собственной безопасности уверен: ситуация не такая страшная, как может показаться со стороны. Предателей немного, а то, что мы видим, – единичные случаи. Кстати, при приеме на работу сотрудники проходят детектор лжи. Времена, когда брали всех подряд, давно ушли. Теперь сведения документируются и хранятся в электронных архивах.

– Есть ли проблемы с подбором персонала в колониях, в том числе конвоиров? Как решаете вопрос с профессиональным выгоранием?
– Правило советских времен «кадры решают все» актуально по сей день. Проблемы с подбором кадров нет, но вопрос об их профессионализме актуален везде – в местах лишения свободы, на муниципальном уровне и даже в органах власти. Все хотят иметь грамотных, профессионально подготовленных работников.

В этом году к нам на службу пришли 117 человек, 32 из них – из ведомственных вузов. У нас есть собственный учебный центр, где сотрудники проходят первоначальную подготовку и совершенствуют свои знания.

Что касается выгорания, эту проблему контролируют отдел по работе с личным составом и психологическая служба. Первый проводит воспитательные и творческие мероприятия. Психологи занимаются душевным состоянием сотрудников, используют различные психокоррекционные программы и оборудование.

Человек может стать лучше

– Скоро на свободу выйдут многие криминальные авторитеты, те же рэкетиры из «лихих» 90-х…
– Есть мнение, что, когда они освободятся, начнут искать свою нишу в криминальном бизнесе. Именно поэтому у нас выработан ряд соглашений с УМВД и РУ ФСБ, ежегодно мы готовим совместные планы, и один из пунктов – наблюдение за такими лицами, представляющими некую опасность для общества после освобождения.

– Вы верите в то, что люди после заключения перевоспитываются?
– Многие переоценивают смысл жизни. Даже отъявленные нарушители. Приятно видеть, как бывшие осужденные меняются в лучшую сторону. Есть пример по воспитательной колонии. Ее сотрудник, заместитель начальника профессионального ПТУ, в свое время отбывал наказание в этом же месте. После освобождения устроился здесь кочегаром, сейчас уже преподает. Другой молодой человек работает парикмахером.

Часто в воспитательной колонии мы проводим встречи со спортсменами, творческой молодежью, известными людьми, чтобы ребята видели, что можно жить по-другому. Периодически вывозим воспитанников в библиотеку, театр, музеи. Они участвуют в городских конкурсах, международных олимпиадах. Даже в местах лишения свободы можно развиваться.

Другие материалы в этой категории: Цигломень – страна чудес Пора уже