.

Когда страна быть прикажет героем…

Еще одни «А зори здесь тихие» показали в театре драмы в праздник Победы

Ой, мамочки! (Галя Четвертак – Наталья Овсянникова. Фото: Сергей Сюрин Ой, мамочки! (Галя Четвертак – Наталья Овсянникова. Фото: Сергей Сюрин

Кажется, все знают эту историю о пяти девушках и одном старшине, вступивших в «бой местного значения» в лесах Карелии, а сердце все равно щемит…

Не мимо сердца

Первый раз спектакль по знаменитой повести Бориса Васильева поставили в нашем театре в 1971-м, еще до выхода сделавшегося классикой советского кинематографа фильма. Нынешний посвятили памяти заслуженного артиста РСФСР Василия Каленчука, исполнившего роль старшины Васкова в тех «Зорях». 

Завзятые театралы помнят и легендарный спектакль на Таганке Юрия Любимова, а киноманы – китайскую ленту, очень искреннюю. Вот про новую картину режиссера Рената Давлетьярова ничего сказать не могу, но многие успевшие посмотреть, с сожалением отзываются: мимо сердца. Потому режиссер Рената Соти Риади, конечно, рисковала, взявшись представить свою сценическую версию. Но, кажется, удалось. Ее постановка ударила как раз в самое сердце. 

В мягкое, женское

Вместо традиционных звонков зрителей собирает на спектакль сирена воздушной тревоги. Обстановка сцены скудная, но выразительная. В глубине притаились зенитки, по краям – деревянные козлы, в центре окоп, обшитый досками. А главная декорация – длинные свитые канаты в два ряда, они колеблются как живые: это и лес со спасительными кустами, и воды озера с рябью волн, и губительное болото…

Бравые зенитчицы, бодро прошагав с песней по залу, сразу завоевали публику, которая чутко отзывалась аплодисментами на все происходившее с ними на сцене. Шутливые перепалки со старшиной Васковым и яростные огненные очереди по вражеским самолетам, чуть фривольная банька, где из-под развешанных простынок выглядывают кокетливо девичьи ножки, и «мастер-класс» по наматыванию на эти ножки солдатских портянок… 

Жесткие противопоставления, призванные подчеркнуть всю несуразность присутствия женщины на войне. Когда в это мягкое, женское вонзается свинец или острая сталь, прерывая ниточку рода. Когда та, которой надо рожать, убивает. Однако не будем забывать: эти девушки – добровольцы. «Когда страна быть прикажет героем, у нас героем становится любой». 

Человеческий фактор

Актрисы очень бережно, любовно «лепят» своих героинь, отчего их образы получаются пронзительно-трогательными... За это им можно все простить. Острая на язычок с начатками стервы сержант Кирьянова (Наталья Латухина), романтичная умница Соня Гурвич (Нина Няникова), «крепкий орешек» Рита Осянина (Мария Новикова), боевая и рисковая Женя Комелькова (Мария Беднарчик). 

Но мне особенно понравились Кристина Ходарцевич в роли Бричкиной и Наталья Овсянникова – Четвертак. Рассудительная, молчаливая Лиза, мечтающая о неком несбыточном счастье, и говорливая веселая врушка Галя, страстно желающая иметь маму. Им обеим в экстремальных условиях очень страшно, но одна преодолевает этот страх, а другая пасует перед ним. В общем-то, нормальная ситуация, как говорится, человеческий фактор. 

Когда у Бориса Васильева спросили, почему же он всех девчонок безжалостно «угробил», писатель заметил, что необстрелянные бойцы обязательно должны были в таком бою погибнуть. Чуть дольше продержались более опытные фронтовички Рита и Женя... 

Им, впрочем, тоже было страшно. Еще бы, и на зрителей наводят ужас эти фигуры громил-фрицев без лиц! Трогают сцены ухода героинь – под русские народные песни про те же девичьи мечты, замужество, колыбельные... А вот в реминисценциях чего-то не хватает, не задевают они душу, к сожалению. 

Сынок и заступничек

И Васков мне вначале не приглянулся. Иван Морев играет эдакого простого деревенского увальня, недалекого служаку, да еще и без усов. Зато из старшины то и дело «выглядывала» борода фирменного героя актера Сени Малины. 

Но наступила минутка, когда сердце вздрогнуло и побежали мурашки по коже… Это когда Васков, оплакав своих дорогих бойцов и коря себя за то, что не сумел их сберечь, без ложного пафоса тихонько произносит: «Россия за спиной, и я у нее сегодня единственный сынок и заступничек». Вот она, русская душа, – безграничная любовь, терпение и обостренное чувство долга... 

Жаль только, что и старшина, и его начальник майор откровенно сожительствуют с деревенскими бабами, да и у девушек разговорчики «на эту тему» зачастую слишком откровенно-циничные. 

Тем не менее спектакль получился не каким-то ремейком, а добавил красок к образам любимых героинь, заставил переживать и плакать. Публика аплодировала стоя. 

24 мая на камерной сцене театра драмы еще одна премьера к юбилею Победы – «Варшавская мелодия» по пьесе Леонида Зорина