.

«Тест показал, что я не понимаю чувств людей»

В Поморье побывал знаменитый норвежский писатель Эрленд Лу

«Тест показал, что я не понимаю чувств людей»

Благодаря российско-норвежскому фестивалю «Птица Баренц», который прошел в столице Поморья на прошлой неделе, жители Новодвинска, Архангельска и Северодвинска смогли встретиться с популярным скандинавским писателем Эрлендом Лу.

Глупо конкурировать с самим собой

Эрленду 46 лет. Он автор более 10 романов и детских книжек, критик, сценарист. Причем профессиональный – учился в Датской академии кино и Академии искусства в Тронхейме.

А еще он отец троих детей. Писать небольшие рассказы начал еще в детстве. Затем стал вести дневники, которые быстро разрастались в тысячи страниц. Учителя хвалили, читать и писать ему нравилось, поэтому он быстро осознал, кем хочет стать в будущем.

Несколько его детских книг и самый первый роман «Во власти женщины» уже успели экранизировать. Постоянно поступают предложения сделать фильм из «Наивно. Супер»…

Именно этот роман переведен на множество языков и принес ему популярность в России и мире. Неслучайно на встрече многие читатели благодарили за книжку и признавались, что она изменила их жизнь.

– Действительно, как говорится, наутро после выхода этой книги я проснулся знаменитым, – поделился писатель. – Она была очень популярна, поэтому мне пришлось провести с собой серьезную беседу насчет дальнейших произведений. Я решил, что глупо и бессмысленно бросать вызов и конкурировать с самим собой. Осознал, что хочу и дальше писать книжки и буду заниматься этим много-много лет. Очевидно, что какие-то из них будут хорошие, а другие – не очень.

И это данность. Из этого сделал вывод, что нет смысла загонять себя в угол сомнениями, нужно лишь продолжать писать.

Героями-одиночками легче управлять

Сам Эрленд звездой или знаменитостью себя не считает. На публике он вел себя скромно и сдержано, на личные вопросы отвечал уклончиво.

– Я не очень понимаю интерес людей к моей личной жизни, – сказал он. – И каждый раз не знаю, что отвечать на такие вопросы. Я обычный человек. Играю в баскетбол, но недавно повредил ногу, играю на гитаре, но мой старший сын делает это гораздо лучше. Мой любимый цвет голубой. Вот и все, что я могу сказать о себе.

Его герои странные и немного аутичные. Чаще всего они одиночки, а окружающие смотрят на них, как на чудаков. Выбор таких характеров он объясняет тем, что работать с ними гораздо проще и понятнее.

– Когда герой проходит этап личного кризиса, его развитие нетрудно отследить и описать, в отличие от процессов, происходящих в обществе или социальных группах, – объяснил Эрленд Лу. – С одним человеком гораздо легче управляться. Вот он, а вот еще несколько персонажей, которыми я руковожу, как шашками на доске. Это проще, чем приводить в движение народы, семьи и поколения. Но я с восторгом отношусь к писателям, которые умеют и могут гениально это воплощать. У меня, наверное, не такой мозг. 

В свободное время писатель читает много книг и смотрит огромное количество фильмов, признаваясь, что человек, который этого не делает, вызывает у него настороженность.

– У меня есть приятель, который делает радиопрограммы. Он и его коллега просят человека ответить на список из 240 вопросов, а после составляют психологический портрет, – поделился писатель. – Недавно я прошел этот тест и к своему удивлению узнал, что вообще не понимаю чувств людей. Это странно для писателя! Но зато у меня хорошая способность что-то выдумывать и представлять.

Эрленд Лу считает себя трудоголиком. Даже находясь на встрече с читателями, он сказал, что мечтает поскорее оказаться дома, чтобы приняться за работу. Он любит медленно и подолгу сидеть за компьютером, подбирать слова и составлять их в предложения. Однако, что посоветовать людям, которые могут бесконечно смотреть на чистый лист и ждать писательского вдохновения, он не знает. Такого чувства никогда не испытывал. И всегда знает, о чем хочет рассказать.

DSC00186 57617

Серьёзность, доведённая до карикатурности

Практически все его произведения написаны от первого лица. Короткими, отрывистыми предложениями. Его стиль узнаваем с первых строк. Например, так начинается «Наивно. Супер»: «У меня есть два друга. Хороший и плохой. А еще у меня есть брат. Мой брат, может быть, не такой симпатичный, как я, но, в общем, нормальный».

Кто-то считает, что его книги созданы, чтобы убить время и проглотить что-то легкое и ненавязчивое, другие за простотой умеют разглядеть глубинные проблемы.

– Я пишу обо всем, что кажется мне абсурдным и странным, – сказал Эрленд Лу. – Например, последнюю книгу, которая вышла месяц назад и является завершением трилогии о Допплере, я написал под впечатлением от американских радиопередач по выживанию. По телевидению идет похожий телесериал, в котором показана своеобразная «секта выживателей». Люди обсуждают, каким будет конец света и как к нему надо готовиться.

Казалось бы, идея серьезная до невозможности. Но в одной из серий этого реалити-шоу отец двоих маленьких детей увозит их в пустыню в Аризоне и, снимая все это на камеру, случайно отстреливает себе палец. Ему становится плохо, он теряет сознание. Действия происходят в режиме реального времени. Он очень расстроен и говорит, что должен был тщательнее подготовиться и, несмотря на то что конец неизбежен, мы не должны забывать о дне сегодняшнем.

В последней книжке о Допплере много таких идей выживания.

В благополучной и зажиточной Норвегии практически все имеют средний достаток и живут хорошо. Вот почему писателя интересует, какие проблемы возникают в идеальном на первый взгляд социалистическом обществе. Серьезных и важных, но доведенных до карикатурности историй, приправленных хорошей порцией юмора, в творчестве Эрленда Лу хоть отбавляй. Правда, темы, которые он выбирает, всякий раз новые. Кризис среднего возраста, взаимоотношения мужчины и женщины или история жизни водителя автопогрузчика Курта.

На вопрос, интересуется ли Эрленд Лу русской литературой, он отвечает, что не может назвать себя специалистом в этой области. Из классики читал практически все, а вот среди современных авторов знает разве что Гришковца, с которым знаком лично.