.

Война – это прежде всего о людях

Даже если на ее основе снимают фильм ужасов

Фото Антон Смирнов Фото Антон Смирнов

Фильм «Дом» молодого норвежского режиссера Рейнерта Килла, премьера которого состоялась на норвежском кинофестивале TIFF 2016, собрал полные залы. Правда, норвежцы в отличие от нас, ужастик смотрели спокойно. Мы же с коллегой то и дело вжимались в мягкие кресла и вцеплялись друг в друга. Дошло до того, что пожилой сосед больно ущипнул одну из нас, дабы мы не мешали ему бояться спокойно. 

Большую часть своего детства Рейнерт Килл прожил на Севере страны, где очень тесны взаимоотношения с Россией. Основой для сюжета «Дома» послужила история двух немецких солдат, которые ведут норвежского военнопленного по лесу. На пути им попадается дом, где, казалось бы, еще несколько минут назад кто-то готовил еду, слушал радио и сидел в кресле. Но в отличном месте для ночлега героев встречает далеко не самый теплый и радушный прием. Здесь им предстоит встретиться со своими внутренними демонами и осознать, на чьей стороне они воюют. 

Нам удалось поговорить с Рейнертом и узнать, почему история о войне стала обрамляющей канвой сюжета для фильма ужасов.

Мне интересны люди и их истории

-  Почему вас интересует  тема войны? Близка ли она вам? Есть ли у вас родственники, которые наблюдали Вторую мировую своими глазами?

- Конечно, эта тема близка мне и всей моей семье. Мой отец родился во время Второй мировой, а его отец служил на фронте. Дедушка был очень тихим и не любил говорить об этом. Я лишь слышал, что он был захвачен немцами. Город, в котором жила бабушка, спалили дотла, и она была вынуждена бежать оттуда, чтобы выжить. Кроме того, мы жили на Севере Норвегии, а там было сильное советское и норвежское партизанское движение. На самом деле, на Севере у нас есть тысячи историй о Второй мировой войне. Но есть и другая причина, почему я решил взять эту тему. Так как мой фильм «Дом» - это фильм ужасов, мне надоело, что Голливуд кормит людей историями, когда подростки постоянно бегут куда-то, напуганные монстрами или тем, что их сейчас разрубят на куски. В моем фильме герои тоже пытаются бороться с демонами, и Вторая мировая выбрана неслучайно. В этом контексте жанр хоррора мне кажется более интересным, нестандартным и захватывающим, чем следование за темами, которые лежат на поверхности. В моей голове эта история началась с двух немецких солдат. И мне было интересно показать их человеческую сторону, а не только то, что они часть Нацистской партии. Я думаю, что в самом начале многие люди чувствовали себя плохими из-за того, что они причастны к нацизму, и в ходе сюжета фильма, они начинают размышлять, беспокоиться об этом.

Женщины служат наравне с мужчинами

- Связано ли ваше образование с историей? Какими источниками вы пользовались при написании сценария?

- На самом деле, когда учился в школе, никогда особо не интересовался Второй мировой, но при написании сценария, обнаружил, насколько мало я о ней знаю. Я начал восполнять пробелы и сегодня могу сказать, что прочитал очень-очень много. Самый главный вывод, который могу сделать,  - каждая история, каждый ее кусочек – это рассказ о людях, человеке и личности в контексте войны. Моя любимая книга – сборник маленьких новелл о людях, живших на Севере Норвегии. Кто-то из них был партизаном, кто-то перешел на сторону немцев. Меня просто поразило, что там была информация  абсолютно о каждом, некоторые даже не знали, что их дедушки в свое время перешли на сторону немцев. Но я не считаю, что кто-то из них плохой или хороший. Они такие же люди, как и мы с вами.

- Если я правильно поняла, вы служили в воздушных войсках Норвегии, помог ли этот опыт при съемках «Дома»?

- Да, это была годичная служба в армии. Первые несколько месяцев мы находились в лагере, где обучались основам боя, тактикам его ведения,  владением оружием. Даже там я всегда и везде носил с собой камеру. Мне очень нравилось снимать людей в форме. Часто приходилось видеть девушек в униформе. И это очень необычно, так как в ней девушки сразу кажутся грубыми и жесткими. 

В Норвегии и женщины, и молодые люди служат вместе. Не так давно мы стали служить на равных. Как вы понимаете, у женщин есть много своих женских штучек, которые им нужно делать. И в мое время парни были немного в шоке от того, что им нужно драться с противоположным полом в полную силу, ведь нас воспитывали, что о женщинах надо заботиться. Но это все глупости, ведь я часто видел девчонок, которые могли дать фору любому парню.

Я боялся за маму, когда она уезжала в Россию

- Какова, по вашему мнению,  роль русских в освобождении Норвегии от фашизма?

- Еще полгода назад я ничего об этом не знал, но у меня почему-то было такое впечатление, что тогда было сделано много плохого для норвежцев, ведь, как вы знаете, многие из них при освобождении погибли. Мне кажется, я должен глубже погрузиться в тему, чтобы ответить на этот вопрос. 

Просто, понимаете, мы жили рядом с границей, и когда я был маленьким, в 90-х мама часто ездила в Россию по работе. Их организация помогала бездомным людям. И когда она уезжала, мы всей семьей очень боялись за ее жизнь, и что ее убьют, потому что тогда считалось обычным делом, что на границе кого-то убивали. Возможно, это был единственный случай, но слухи распространялись очень быстро.

В те годы, все, что молодежь на Севере Норвегии знала о России,  – это что оттуда к нам прибывает много рабочих и проституток. И знаете, это не очень вдохновляющие факты о стране, которые может открыть для себя ребенок. Конечно, когда ты становишься старше, то понимаешь, откуда ноги растут и почему так происходило. Но у меня есть и хорошие воспоминания из детства. В детстве я был пловцом, и мне часто приходилось соревноваться с русскими. Так вот они всегда были лучше меня. Я запомнил этих спортсменов как настоящих джентльменов. Нам казалось, что у них нет юмора, но я бы сказал, что это какая-то внутренняя большая гордость от побед, которую мы бы никогда не стали показывать перед другими.

- Ваши предыдущие фильмы часто получали критические отзывы в прессе. Как вы думаете, как воспримут критики ваш новый фильм?

- Справедливости ради надо сказать, что мой первый фильм победил на многих фестивалях. Это андеграундное кино, и он не может выступать наравне с фильмами на этом фестивале. Но он поборолся с картинами на сильных треш- и андеграунд-показах. О нем было очень много хороших отзывов в специализированных изданиях, но ни в одном крупном норвежском издании не было ни слова, потому что это фильм не для широкого показа. 

И помимо этого я считаю, что плохие отзывы – это хорошо. Либо пусть ставят десять из десяти, либо один из десяти. Среднего не дано. Значит, фильм ни рыба ни мясо, а это самое худшее, что может быть для режиссера.

Кстати

Рейнерт Килл – норвежский режиссер, родом из Хоннингсвага. Ему 33 года. Он начинал с короткометражек, пробовал себя в разных ролях на съемочной площадке. Но не так давно пришел к тому, что открыл собственную компанию по производству фильмов.