.

Малиновый звон Заостровья

спасает от духовного голода

Владимир Долгобородов – звонарь из Заостровья. Фото: Ольга  Бондаренко Владимир Долгобородов – звонарь из Заостровья. Фото: Ольга Бондаренко

Глубокую веру он унаследовал от предков.

С юности много размышлял о ней, читал духовные книги, ходил на богослужения. Повзрослев, решил участвоват ь в духовной жизни родного села. Стал звонарем. Теперь – псаломщик. Занимается краеведением. А еще он немного философ...

Веселый перезвон

Приняв новое служение в храме, став алтарником, продолжает совершенствовать свое звонарное мастерство. Частенько после литургии легко взбегает по старинным ступенькам на колокольню. Там, оставшись наедине со своими мыслями, долго взирает на открывшуюся панораму. Родное село с высоты видно как на ладони: и старые деревни, и новостройки, и реставрируемый Покровский храм... Воздух чистый, прозрачный, легкий. Ветер, словно играя с колоколами, толкает их невидимым крылом, а те мелодично позванивают в ответ.

Поднявшись на колокольню, звонарь встает на постамент, где есть специальный столбик, называемый звонарским, на нем – дека, металлическая пластинка, к которой крепятся струны – тросы, соединяющиеся с языками подзвонных колоколов, а от благовестников идут тросы к педалям. Зазвонные колокола, самые используемые, находятся справа от звонаря, слева – подзвонные. Удар благовестников и происходит при нажатии на педали. Владимир Васильевич ловко орудует тросами-струнами – и плывет над Заостровьем веселый перезвон. Услышав его, все идущие мимо храма смотрят вверх, кто-то крестится, кто-то просто останавливается и не отводит восхищенного взора от колокольни.

В память об отце

– Свято-Сретенский храм действует в Заостровье с 1827 года. Колокольня появилась при нем позже, в 1854-м, – рассказывает Владимир Долгобородов. – Она рассчитана на большой вес колоколов и особое их звучание. До революции здесь было десять колоколов, из них два благовестника весом 3361 и 1700 кг. Их звон слышали даже в Архангельске.

Сейчас на колокольне Свято-Сретенского храма колоколов тоже десять. Они сделаны в 2002 году на средства Александра Николаевича Сулицина, жителя деревни Великое. На самом большом, весом 430 килограммов, есть надпись, гласящая, что колокол этот Александр Сулицин отлил в память о своем отце Николае Николаевиче. Такой поступок не редкость, ведь у нас в России пожертвования для храмов делали всегда.

Свой путь к богу

Свое мастерство Владимир Долгобородов совершенствует постоянно. Занимается и теорией, и практикой. Приобщился к этому еще в 90-е. Говорит, по зову сердца. Время тогда было непростое. Вера у нас в стране только начала возрождаться: люди потянулись в храмы. И в Заостровье духовная жизнь стала активизироваться. В храме шли богослужения, священнослужители больше общались с прихожанами, говорили о вере, Боге.

– Люди тогда шли в храм от духовного голода, они в то трудное время искали истину. И церковь дала всем второе дыхание, – продолжает Владимир Долгобородов. – Многие стали читать духовные книги. Думаю, сейчас у людей другая потребность, они хотят получить более глубокие знания по православию. А вообще, путь к Богу у каждого свой. Кто-то приходит к нему через познание, кто-то через душевные переживания. Главное – человек тянется к вере.

Музыкальный рисунок

Знаний, касающихся любимого занятия, у Владимира Долгобородова кладезь.

– Про малиновый звон слышали многие, но далеко не каждый знает, откуда пошло данное понятие, – продолжает он. – Известно, что название это произошло от бельгийского города Мелесен. Там когда-то побывал Петр Первый, услышал звон колоколов, он ему очень понравился. Вот и заказал Петр Алексеевич там несколько, их отлили и привезли в Петербург. Звонили они действительно великолепно.

А вообще, колокольные звоны очень разные. И это не случайно, ведь они оповещали и о радости, и о беде. Сопровождали всю человеческую жизнь. А у каждого звонаря был свой музыкальный рисунок, неподражаемый, пленяющий, завораживающий. Есть он и у Владимира Васильевича, ведь у него замечательный учитель – Андрей Дьячков – ученик известного звонаря Ивана Данилова. Андрей Анатольевич теперь руководит Международным центром колокольного искусства.

Дочь – толковая ученица

Свое мастерство Владимир Долгобородов не только совершенствует, но и передает по наследству. Его преемник – дочь Ульяна. Сначала еще девчонкой залезала с отцом на колокольню. Приглядывалась, прислушивалась к перезвонам, которые издавали колокола по воле ее отца. А потом попросилась к нему в ученицы. Оказалась очень толковой. А еще Ульяна поет на клиросе во время богослужений.

– Мне повезло, что я родился на Руси. Такой замечательной культуры, таких душевных людей нет больше нигде, – уверен Владимир Васильевич. – Вот поэтому и хочется поддерживать свой уровень, стремиться к профессионализму. И дарить людям это уникальное явление – колокольные звоны, музыку моей души.