.

Горячее обледенение

На площадь Мира в эти выходные приплыла читающая щука. А еще – рыба-кузнечик. Увидеть конкурс ледовых скульптур «Морожены песни-2014» и не замерзнуть удалось нашему корреспонденту

Фото: Евгений Креханов Фото: Евгений Креханов

День первый. Бедные уши

Воздух здесь как затвердевший хлеб. Морозный, утренний, кажется, его можно схватить, бросить и разбить стекло в окне. Ветер тот еще палач. Он накидывает «петлю» на шею человечью – вздохнуть тяжело. Чернила в моей ручке стынут. Тем временем крепкие мужчины в полушубках и объемных куртках открывают свои сумки. На снег быстро выкладываются пилы, стамески, уголки, папки с эскизами. Взгляд у мастеров сосредоточенный. Хотя некоторые напоминают нахохлившихся голубей.

– Дядя Саша, а дядя Саша, дайте мне хоть что-нибудь на голову, а то уши отмерзнут.

– А ты куда ехал? В Мадрид, что ли?! Ладно, найдем тебе платок! 

Фото: Евгений Креханов

Глыба весом 150 кг

Дядей Сашей находчивый художник называет Александра Боярскова, руководителя творческой студии скульпторов в Архангельске. Он проводит конкурс ледовых скульптур уже шестой раз. «Что на морозе разговаривать. Пойдемте в тепло», – предложение явно заманчивое. И мы направляемся в маленькую сторожку. 

Несколько стульев, обогреватель, пара чайников на столике. Дверь то и дело открывается. Один из мастеров надевает сапоги, больше похожие на рыбацкие бродни. Другой достает из чехла пилу. 

– Прежде чем организовать конкурс, нужно было к нему серьезно подготовиться, – уверяет Александр Боярсков, – найти материал. 

Сначала мы чистим подъездные пути к озеру, после этого размечаем ледовое полотно. Затем грузим блоки с помощью кранов, специальных крючков в «бычки», машины удобные и вместительные. Каждый блок метр в высоту, 50 – в ширину, 30 – в толщину. Вес одной глыбы – 150 килограммов. Поэтому-то женщины в нашем соревновании, как правило, не участвуют. Слишком тяжелая эта работа. 

Рыба-червяк: почему бы и нет?

Выныриваю из сторожки. Порывы ветра-грубияна все усиливаются. В конкурсе скульптур принимает участие десять команд. Из Архангельска, Каргополя, Вельска, Санкт-Петербурга и Москвы. В каждой по два человека. Есть среди них и те, кто творческим гостеприимством не отличается. 

Пила Виктора Шаверина разрезает ледяной блок как плитку шоколада. Художник из города на Неве лишь на пару секунд заглушает мотор, чтобы торопливо «драконьим» дыханием изречь из себя несколько слов. 

– Я люблю воплощать свои задумки один. Чтобы никто не стоял над душой. Уже пятнадцать лет занимаюсь этим делом, но больше работаю с деревом. Идею для сегодняшнего конкурса придумал за ночь, – очень быстро говорит Виктор и тут же берется за пилу. 

Велосипедист, проезжающий мимо скульпторов, смотрит как завороженный. Хотя появление самого велосипедиста зимой может заставит онеметь от удивления кого угодно. Он еле успевает крутить педали. Еще бы! Картина уникальная – все участники отважно борются с экстремальными условиями: на усах и волосах мужчин иней, розовые от мороза лица, голыми руками они размешивают в ведрах с водой снег. 

Алексей Векшин умудряется еще и закурить. Он вместе с коллегой Кириллом Баиром прибыл из Москвы. Показывает эскиз будущего творения. 

– У нас будет сюрреализм. Фигура – фантастические сны рыбы. Она мечтает о рыбе-кузнечике, на плавнике которой будет сидеть рыбак. Вначале я хотел нарисовать рыбу-червяка, но подумал, что такого в природе точно нет, – улыбается автор.

Мастера заканчивают трудиться, когда на часах уже восемь вечера.

День второй. Шприцы и романтики

Фото: Евгений Креханов

В работе они используют шприц. Самый обыкновенный, медицинский. Цель – ювелирно склеивать с помощью воды маленькие детали ледяной скульптуры. Изобретательность мастеров Михаила Кострова и Виктора Серухина просто поражает. Художники из Архангельска выстраивают таким образом струны скрипки!

– У вас ручка не пишет, у нас пилы не пилят, – с грустным каламбуром обращается ко мне Денис Ковальцов. Он преподает труд у мальчиков в шестой городской гимназии. А еще он романтик. 

– Знаете, я не расстраиваюсь, когда моя фигура тает или ее случайно разрушают прохожие, облокотившись, чтобы сфоткаться. Для меня скульптура как сон. Пусть и хороший, но наутро он исчезает. Правда, следующей ночью появляется новый, ничего страшного, даже если кошмар, – подмечает Денис, бережно сглаживая стамеской шею жар-птицы.

Симпатия с первого ледяного взгляда

День начинает угасать. Организаторы включают радужную подсветку. Площадь Мира наполняется людьми. Прямо на их глазах появляется изо льда грозный конь на троне. Похожая на шахматную фигуру скульптура из неуклюжих блоков нечетких форм. Ее автор будто надул глыбы специальным насосом. 

А из Вельска прискакал «Конь-огонь», который, кстати, и победил в соревновании. Второе место заняла симпатичная лошадка из Каргополя. «Будто стекло рифленое», – замечает женщина, разглядывая фигуру «Вояж на Родину» Александра Таскаева. Узорами автор украсил подкову, купола храма, профиль кобылки. Такая же тонкая работа присуща и скульптуре «Замороженная песня» Алексея Ивоницина, занявшей третье место. 

Команда Сергея Поташева еще вовсю трудится – снежная стружка так и летит из пасти пилы. Созидают щуку, читающую газету. А я уже ухожу. На прощание мне подмигивает обаятельный джазмен с контрабасом. Скульптура Константина Сельского. От его игры становится тепло.

Другие материалы в этой категории: Домой вернулась с ведром наваги